четверг, 31 января 2013 г.


Почему на Западе зооэкстремистов не допускают
к законотворчеству



Общественные и благотворительные организации становятся экстремистскими, если государство допускает их к решению важных социально-экономических проблем. Поэтому в странах с долгим практическим опытом демократического развития существует законодательное ограничение влияния таких организаций.

      Общественные и благотворительные организации часто объединяют людей вокруг какой-либо экстремальной идеи. Например, основной идейный принцип Центра защиты прав животных Вита, это пропаганда отказа от всех форм эксплуатации животных и вред подобной деятельности очевиден. Большинство российских организаций, называющих себя зоозащитными, вращаются вокруг утопической и экстремистской идеи полного отказа от эвтаназии бездомных животных и идеи узаконивания свободного обитания бездомных животных на улице. Дошло до того, что активисты этих организаций Илья Блувштейн и Дарья Хмельницкая заявили, что сторонник эвтаназии невостребованных животных даже не имеет права называться зоозащитником.
      Самое страшное, что свое давление на СМИ и на властные структуры эти организации довели до такой степени, что в стране перестали исполняться федеральные законы.
      Недавно при Общественной палате РФ была создана рабочая группа, возглавляемая Д. Хмельницкой, которая взяла себе название «рабочая группа по защите прав животных»! При этом никто ни разу не выразил удивления по поводу того, что при ОП создана рабочая группа чисто экстремистского толка, основывающая свою деятельность на распространении ложной информации о проблеме бездомных животных, не допускающая в свои ряды приверженцев законных способов решения этой проблемы методами, узаконенными не только во всех развитых, демократических странах, но и в самой РФ! Фактически эта группа провозгласила отказ от соблюдения законности.
      СМИ создали в сознании россиян миф, что такие организации, как Вита, Вирта и их лидеры, настолько крутые политики, что способны менять законы и даже конституцию. Под флагом этих организаций объединились люди, которые провозгласили экстремистский принцип свободы и юридических прав для всех живых существ.
      Отец зооэкстремизма Питер Сингер в своем программном произведении «Освобождение животных» сокрушается по поводу того, что «Общества защиты животных имеют статус зарегистрированных благотворительных организаций. Благодаря этому статусу, снижаются налоговые вычеты, но и в Великобритании, и в США организация может получить этот статус при условии, что она не участвует в политике». Далее Сингер пишет: «К сожалению, политические действия – это порой единственный способ улучшить положение животных (особенно, если организация придерживается умеренных взглядов и не призывает к бойкоту продуктов животного происхождения), большая часть обществ тщательно избегала всего, что может поставить под угрозу их статус благотворительной организации».
      А в России разбушевавшиеся экологи, зоозащитники-аферисты, директора приютов и ветклиник так и лезут в политику с единственной целью создания новых коррупционных схем для распила бюджетных денег.
      Но теперь, когда стало невозможно укрыть информацию о том, что в развитых странах проблема бездомных животных решается также, как решалась в СССР, становится очевидно, что «гуманные» программы стерилизации, есть ничто иное как мошенничество. В этой ситуации зооаферисты запели новую демагогическую песню, что Россия не Европа и пока здесь есть помойки и свалки, то ни о какой эвтаназии речи быть не может.
      Сингер критикует западные зоозащитные организации, такие как ПЕТА (PETA), именно за то, что они все меньше лезут в политику, и, в последнее время, вместо того, чтобы проводить экстремальные кампании в защиту прав животных, делают упор на таких безопасных для общества действих, как пристройство бездомных животных и возбуждение уголовных дел за конкретные случаи жестокости. Добавим, что ПЕТА, как и подавляющее большинство западных организаций, никогда не выступала против эвтаназии бездомных животных, а наоборот всегда ее поддерживала.
      Браво, ПЕТА! Подбирают, пристраивают, не удается пристроить, гуманно усыпляют, работают только на пожертвованиях, ничего не просят у государства, наказывают садистов только в рамках правового поля. А главное не лезут в политику. А полезут, сначала лишат налоговых льгот, а потом и запретят.
      А наши зооаферисты любой ценой проникают в государственные органы. И, если отбросить все параноидально-философские рассуждения, то тема заседания рабочей группы по защите прав животных при ОП РФ звучит так: «Как залезть в государственный карман»

      Александр Кулагин, Светлана Ильинская
      Центр правовой зоозащиты

Комментариев нет:

Отправить комментарий