четверг, 31 января 2013 г.


ОТЦЫ ЗООЭКСТРЕМИЗМА

Зоотеррористы на Западе давно вне закона, зато их более радикальные последователи в России принимают законы! 

АЛЕКСАНДР КУЛАГИН, СВЕТЛАНА ИЛЬИНСКАЯ   


    Первые российские защитники «прав животных» просвещались в Англии. Оттуда в 90-х годах прошлого века привезли они книгу «Освобождение животных», которую по сей день почитают, вместо святого писания. Автор, Питер Сингер, проповедует идею о том, что конечная цель развития общества – всеобщее равенство животных и человека.
      Животных по Сингеру необходимо признать разумными существами и предоставить им права в полном юридическом объеме, освободив их от человеческой эксплуатации. Нужно полностью запретить охоту и убийство животных, закрыть зоопарки. Эксплуатацией животных считается дрессировка, породное разведение и даже их содержание! Тем более гражданин Земли не имеет права употреблять в пищу их мясо и то, что они производят: молоко, яйца и даже мед!

       Расписываем программу освобождения животных по пунктам.
      1. Пропаганда «веганского» образа жизни. Именно «веганского», а не «вегетарианского». Веганы отказываются от всех продуктов животного происхождения, а вегетарианцы не едят только мясо по соображениям собственного состояния здоровья, и не навязывают эту диету всему человечеству.
       «Треблинка в твоей тарелке» - так гласит надпись на веганском плакате с изображением тел погибших узников нацистских концлагерей, а рядом с ними - фотографии забитого скота. Идея плаката в том, что люди даже иногда позволяющие себе кусочек мяса приравниваются к тем, кто вершил Холокост.
      Помимо этичного аспекта, у веганства есть утилитарный смысл. Лозунг «Откажись от мяса – спаси планету!» означает: если люди откажутся от мяса, исчезнут сельскохозяйственные животные, переизбыток продуктов жизнедеятельности которых создает парниковый эффект, который приведет к гибели Земли. Заодно, с исчезнавением скота, прекратится вырубка леса под посевы кормовых культур. На самом деле опасность парникового эффекта очередная, научно не доказанная страшилка.
      В России веганы имеют успех: уверения в том, что «безживотная» диета полезна абсолютно всем, даже детям, звучат с экранов нашего телевидения!
      Даром, что официальная медицина никогда ничего подобного не утверждала и, наоборот, публиковала работы, в которых сказано, что длительный отказ от пищи животного происхождения ведет к серьезному нарушению работы мозга, а привлечение к веганству детей уже не раз заканчивалось их смертью и тюремными сроками родителей.
       2. Далее Сингер провозглашает отказ от эвтаназии бездомных животных. Российские зоозащитники идут дальше. Они требуют того, к чему даже сам Сингер никогда не призывал - свободы бездомных животных на улицах: «Свобода животных – свобода людей!», «Стерилизации - да! Убийству - нет!», «От убийства животного до убийства человека – один шаг!», «Живодеры убивают, власть прикрывает!».
      3. Следующий пункт - отказ от опытов над животными: «У студентов-медиков руки по локоть в крови!». О том, что при вивисекции всегда применяется наркоз, борцы обычно не сообщают.
      «За триста лет экспериментальная медицина ничего не достигла», - категорично заявляет пророк «освобождения животных» Питер Сингер. Однако, сотни миллионов больных диабетом живут только благодаря инсулину, раньше умирали. Антибиотики спасли и спасают пол мира, в том числе и животных. Раковым больным продлевают жизнь, воскрешают безнадежных, пересаживая им органы и ткани. Все это достигнуто, только благодаря опытам над животными. А как без биологического материала, подготовить специалистов? Кого может выпустить такой медицинский ВУЗ? Только халтурщиков!
      Сами же последователи Сингера от «неэтичных» лекарств отказываются. Но тогда и переливание крови у веганов должно быть тоже под запретом, ведь оно также стало возможным благодаря опытам на животных. При этом последователям секты «Свидетели Иеговы» запрещено только переливание крови, а лекарства разрешены. Вот и судите, чья секта опаснее.


Стивен Бест, Фронт освобождения животных

Штаб-квартира международного экотерроризма 
переместилась в Москву
       В 2008 году нас посетил Стивен Бест, единомышленник Сингера. Идеолог «Фронта освобождения животных», организации признанной ФБР террористической, запрещенной в США и странах Западной Европы. Его слова: «Когда закон не прав, правильно его нарушить».
      Бест прочитал лекции в МГУ и Санкт-Петербургском университете, поучил молодых активистов, методам прямого действия, как громить лаборатории и зверофермы. Затем провел совместную пресс-конференцию с Ильей Блувштейном, координатором рабочей группы по разработке федерального закона «Об ответственном обращении с животными». Данный закон принимается с целью утвердить свободное обитание бездомных животных на всей территории РФ, что на деле означает отказ от решения проблемы бездомных животных. В 2011 году депутаты единогласно проголосовали за принятие этого законопроекта в первом чтении.
      Бест похвалил российское правительство за предоставленную собачьим стаям неограниченную свободу, и удалился, пообещав вернуться. Въезд данному философу в Англию запрещен.
      А в 2011 году ФБР США объявило, что общий ущерб от деятельности двух организаций "Фронт освобождения животных" и "Фронт освобождения Земли" превысил 100 миллионов долларов США. Опасность же от эко- и зоотерроризма ФБР поставило на первое место.
      Скажете, в России другие реалии? Попробуем подсчитать, какой ущерб приносят наши борцы за права животных. В каждом российском городе сейчас тысячи бездомных собак. А это ни что иное, как итог пропагандистской деятельности российских последователей Беста и Сингера, которые 15 лет внушали населению, что бродячие псины являются важной и неотъемлемой частью городской экологической среды.
      Однако здравомыслящие люди понимают, что рано или поздно собачек придется как-то убирать. А стоит это дорого: по коммерческим расценкам отлов одной собаки стоит от 6 тысяч рублей и выше. Помножим на 1099 городов страны (мелкие населенные пункты, коих еще больше, пока не учитываем). Сумма получается астрономическая, гораздо выше американской.
      А ведь это лишь небольшая часть ущерба! Есть вещи, которые вообще не измеряются деньгами. Погибшие от нападения собак или, например, молодые люди, зазомбированные веганскими проповедниками. Кто их будет лечить и за чей счет реабилитировать?
      А пока экстремистски настроенные лица упорно стремятся к цели. Они уже давно вторглись в сферу государственной компетенции. Экспертный совет Государственной Думы по законодательству о животных в 2011 году был буквально оккупирован зоорадикалами. Нормальных ученых и здравомыслящих людей по их радикальному определению, «просочившихся» на парламентские слушания и круглые столы в Госдуме они буквально освистывали, как белых ворон, выкрикивая им оскорбления. СМИ регулярно предоставляют им трибуну для пропаганды «освобождения животных». Они уже внедрились в образование, напечатали учебные пособия по биоэтике, где слово в слово воспроизводятся постулаты Питера Сингера.
Страшны не учителя, страшны «апостолы»!
      Недавно на теледебатах в Оксфорде, родном городе Сингера, выступил нейрохирург. Он сообщил, что в результате опытов на обезьянах, разработана новая терапия, которая только в Британии поможет 40 тысячам человек, страдающим болезнью Паркинсона.
      Сингер в ответ заявил: «В этой ситуации использование животных оправдано»! А так же признал, что если польза превышает вред, то опыты на животных допустимы.
      Также в интервью Сингеру был задан вопрос: «Можем ли мы ущемить естественное право на жизнь агрессивной собаки, которая опасна для человека, и что нам делать с правами крыс?». И Сингер опять отвечает вполне адекватно: «В идеале, конечно, такую собаку нужно постараться переобучить и найти ей новый дом. Но, если перевоспитание невозможно, очевидно, безболезненное умерщвление будет единственным выходом. Я не всегда выступаю против таких крайних мер, потому что считаю, что смерть для животного лучше, чем несчастная унизительная жизнь. Тоже касается и крыс. Если мы перепробовали все варианты оградить себя от их вредного влияния и эти варианты не помогли, то придется уничтожать. В конце концов, заботится о своей безопасности – тоже наше неотъемлемое право».
      Итак, «крестный отец» всех борцов за права животных, не отрицает вынужденную эвтаназию.
      Кому же тогда необходимы супер-гуманные программы со свободным обитанием собак в России? Только не животным. Обыватели, которые по теории защитников «прав животных», после их пропаганды, должны воспылать любовью к братьям меньшим, возненавидели этих бездомных «освобожденных» «братьев» и принялись сами расправляться с ними.
      А заодно люди возненавидели и государство, прогнувшееся под лживых псевдоапостов, которых на интернет-форумах с нескрываемым раздражением называют не иначе как «витарасы» и «зоошиза».
      Базовая идея, Питера Сингера, доведена его российскими адептами до абсурда и перечеркнута. Мечтал ли он о таком финале?
      А больнее всего то, что закон действительно необходим, чтобы остановить мучения бездомных животных, не прекращающиеся по вине зооэкстремистов. Но нормальные зоозащитники уже десять лет бьются не над разработкой закона, а над тем, как избавиться от засилья радикалов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий