четверг, 31 января 2013 г.

Депутат Вера Степаненко считает, что можно спокойно тратить государственные деньги на разработку и принятие заведомо неработающего закона


В 2007 году в «РИА-Новости» на круглом столе "Бездомные животные: поможет ли стерилизация решению проблемы?" В.С. Степаненко, председатель комиссии МГД по экологии, сказала:


«У депутатов всегда есть опасение принять закон не работающий. Это всегда тоже больно - ты принимаешь, а потом он пустой. Но если хотя бы он будет иметь нравственное значение и пусть будет не работающий, и хотя бы в этом будет наша миссия, то, я думаю, мы с Иваном Юрьевичем (Новицким) возьмем на себя обязательство ускорить его признание.»


А в эфире радио “Вести ФМ” (16.01.2013) Вера Степаненко, юрист, депутат Мосгордумы заявила: “Закона нет, санитарные нормы это не закон”.

       До какого же уровня докатились наши депутаты, если они нам открыто заявляют, что единые федеральные санитарные нормы это не закон, и что если нужно для какой-то части общества принять постановление, то санитарные нормы можно игнорировать.
       Федеральные санитарные нормы (или санитарные правила) это нормативно-правовой акт, в котором прописаны санитарные, гигиенические и иные требования, нормативы и критерии безопасности граждан. Согласно ст.1 Федерального закона № 52-ФЗ от 30.03.1999 “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения”, “санитарно-эпидемиологические требования - обязательные требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания, условий деятельности юридических лиц и граждан ”.
       За нарушение санитарных норм предусмотрено уголовное наказание:
       - по ст. 236 УК РФ “Нарушение санитарных норм”;
       - по ст. 246 УК РФ “Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ”;
       - по ст. 238 УК РФ “Выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности” и другим.
       В ст. 21 Закона “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” сказано: “Содержание территорий городских и сельских поселений, промышленных площадок должно отвечать санитарным правилам”. Это и означает отсутствие безнадзорных собак.
       А если в результате нарушения санитарных норм погибает человек, это тем более является уголовным преступленим.
       Постановления правительства Москвы о стерилизации бездомных животных, в нарушение единых федеральных санитарных норм предусматривающие свободное обитание бездомных животных, являлись сокрытием достоверной информации о вреде свободного обитания бездомных животных и служебным подлогом, так как деньги выделялись на гуманность, но на деле программы стерилизации ничего общего с гуманностью не имеют.
       Таким образом, Степаненко, говоря о том, что санитарные нормы не закон, прикрывает преступление, которое было совершено при внедрении программы стерилизации, как в Москве, так и в других городах России.
       Абсурдно и высказывание Степаненко о том, что она поддерживает точку зрения части общества, выступающей против усыпления бездомных собак, которая, по ее словам, “не вызывает социального конфликта и имеет здравый смысл”. Но с появлением социального движения догхантеров уже всем абсолютно ясно, что население против свободного обитания на улицах бездомных собак, которое как раз вызывает социальный конфликт и разжигает социальную рознь.
       Из эфира в передаче Вести ФМ следует, что для юриста и депутата Степаненко ближе анархический (или общинный) прницип управления государством, нежели правовой. По ее мнению, достаточным условием для принятия постановлений правительства Москвы является не законность, а ”мнение и точка зрения части общества”. И это, несмотря на то, что эта часть общества состоит из людей либо имеющих экстремистские взгляды, либо их точка зрения сформировались в результате лжи о пользе бездомных собак, которая целенаправленно распространялась ради оправдания проведения преступной программы стерилизации.
       Степаненко упоминула о федеральном законе “Об ответственном обращении с животными”. Он не содержит ничего того, что Степаненко назвала его составной частью: ни обязательной регистрации домашних животных с чипированием, ни налогобложения владельцев.
       Говоря о гибели человека на северо-востоке Москвы, Степаненко заявила, что бездомные собаки вообще не при чем. По ее словам, человек умер от передозировки наркотиков, а собаки грызли уже мертвое тело.
       Все бродячие собаки, обитающие в населенных пунктах, тем более в Москве, перекормленные и нападают только из-за охранного инстинкта. К трупу человека или животного такие собаки не подходят, так как они предпочитают более мягкую пищу, которая доступна им в огромном количестве. Если бы это были одичавшие собаки, которые обитают только в лесах, они бы обгладали труп. Собакам никто не мешал это делать, так как тело было обнаружено только через несколько часов после нападения. При этом выеденные раны на погибшем отсутствовали.



      Центр правовой зоозащиты, 29.01.2013

Комментариев нет:

Отправить комментарий